25 марта 2018

Спать не могу, читать про это не могу и и не думать про это тоже не могу. И хотя у нас группа про моду и наше девачкавое, я все же решила, что лучше писать, чем делать вид, что этого не произошло.

 

Поэтому расскажу вам историю. Дело было прошлым летом, в июле в Одессе. Я в составе группы журналистов, блогеров была приглашена на модный показ.

 

 

Фишка показа была в том, что модели на каблуках и нарядах должны были совершали дефиле по Рейдовому (Карантинному) молу к башне Воронцовского маяка. 600 метров от берега к башне и 600 обратно.

Первыми по белой дорожке из ткани, покрывающей разбитые бетонные глыбы мола, прошли журналисты и фотографы в удобной обуви. Нас было 15-18 человек. Балансируя на белой дорожке, медленно, глядя себе под ноги, уворачиваясь от брызг, стараясь не наступать на опасные стыки бетонных плит, под июльским одесским солнцем мы дошли до башни.

 

 

Я как представитель израильской прессы, простодушно спросила, а где охрана? А где амбуланс, у кого спасательные круги, где вертолет спасателей, где питьевая вода и что будет, если кто-то из моделей вдруг упадет в воду, оступится на рванных волнами и ветром бетонных стыках, прикрытых белой тканью?

Мне сказали, что я задаю странные вопросы, что эти глупости не предусмотрены, что никто не свалится, а если и упадет, так ничего не случится – выплывет, да и вода в Черном море теплая сегодня – градусов 18 где-то. Не зима же, лето на дворе.

Таки да, лето, согласилась я. К этому времени около 40 человек моделей, собрались на берегу. Среди них были дети. Человек 12 девочек от 6 до 13 лет. С дизайнером, которая шла впереди и сопровождала их. Когда я их увидела я лишилась дара речи.

Я типичная израильская мамаша. Которая отправит деток в школьную экскурсию, только!!! если есть охрана с оружием, бачок питьевой воды, и папашка доброволец с пистолетом, а может быть и не один.

При этом я понимаю, что мои дети живут в одной из самых опасных для жизни стран. Более того, от несчастий никто не застрахован.

Бекицер, как всегда и при любой власти говорили в Одессе. Мне и ещё одной журналистке удалось убедить руководство показа, что бы модели сняли обувь на каблуках и шли босиком.

Почему я это пишу? Потому что не знаю, что можно сделать ещё.

Все завершилось благополучно, на этот раз.

Но могло бы быть иначе.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *